Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Постановление прокурора о признании доказательств недопустимыми образец

Образец ходатайства о признании доказательства недопустимым

Заявитель просит признать протокол осмотра аудиокассеты и прослушивания фонограммы, заключение судебно-химической экспертизы, а также Акт вручения диктофона признать недопустимыми доказательствами и исключить их из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве стороной обвинения.

 

Судье Верховного суда РД
___________________

адвоката _________________
в защиту интересов _______________

 

Х О Д А Т А Й С Т В О

В ходе судебного разбирательства по делу ____________, было установлено и полностью подтверждено показаниями свидетелей _____________ и ____________ то, что Акт вручения диктофона _____________ от ____________ г. л.д.__, был составлен от имени ____________ Однако на самом деле этот Акт заполнялся не ____________, а _______________, т.е. тем самым лицом которому этот диктофон и вручался, что является полным абсурдом. Данное обстоятельство по закону является грубым нарушением и совершенно недопустимо при составлении документов .
Согласно ст.75 УПК РФ, доказательства, полученные с нарушением требований закона, являются недопустимыми. Такие доказательства не имеют и не могут иметь юридической силы, не могут быть положены в основу обвинения, а также не могут использоваться для доказательства обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу.
Кроме этого в данном Акте не указаны тип, модель и название вручаемого _____________ диктофона, что также по закону недопустимо и является грубым нарушением норм УПК РФ.
В связи с изложенным, все последующие следственные действия, связанные с указанным диктофоном и имеющейся на нём записью разговора, по мнению стороны защиты, а также по закону, являются неправомерными, незаконными и недопустимыми, а именно – Протокол осмотра аудиокассеты и прослушивания фонограммы л.д.________, т.к. изначально указанная фонограмма была получена с грубыми нарушениями требований закона.
Более того, по делу совершенно не установлено кому именно принадлежит голос, записанный на данный диктофон, т.к. никакой фоноскопической экспертизы, по непонятным причинам, органами предварительного следствия проведено не было, а сам подсудимый _____________ отрицает тот факт, что это его голос.
Также в ходе судебного разбирательства было достоверно установлено и подтверждено показаниями свидетелей ____________ и ____________, что Акт об изъятии смывов с рук ____________ от ___________ г. л.д.__, был составлен от имени _____________, однако заполнялся он, почему то _______________ Флакон со спиртом, которым обрабатывались тампоны использованные для смывов с рук _____________, не был предварительно
2.

просвечен работниками УБОП лампой с инфракрасными лучами с целью установления, что в данном растворе спирта, отсутствуют частицы спецпорошка, которым были обработаны денежные купюры. И это обстоятельства вызывает большие сомнения. Кроме этого в данном акте отсутствует по непонятным причинам подпись ______________
Указанные обстоятельства, по мнению защиты и в соответствии со ст.75 УПК РФ, также свидетельствуют о том, что Акт изъятия смывов был составлен, а результаты по нему были получены, с грубым нарушением норм закона. Следовательно, данный Акт и все последующие следственные действия связанные с указанным актом и его результатами, а именно – Заключение судебно-химической экспертизы № — _________ от ________ г. л.д.____, по мнению защиты и по закону, являются незаконными, т.е. недопустимыми.

В связи с изложенным, на основании ст.ст.235 и 75 УПК РФ, —

П Р О Ш У:

Протокол осмотра аудиокассеты и прослушивания фонограммы от
__________ г. л.д. _________, заключение судебно-химической экспертизы № -________ от ________г. л.д.______, а также Акт вручения диктофона л.д. __ и Акт об изъятии смывов л.д. __, признать недопустимыми доказательствами и исключить их из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве стороной обвинения

_____________ г.

Адвокат _________________

 

peopleandlaw.ru

Ходатайство о признании доказательства недопустимым

В соответствии с пп. 3 п. 2 ст. 74 УПК РФ «…В качестве доказательств допускаются:…. заключение и показания эксперта….».

Из содержания обжалуемого приговора следует, что в его основе в качестве подтверждения общественно опасных последствий от действий Игнатенко П.Н., которые сторона обвинения обязана доказать в силу ст. 73 УПК РФ, лежит «заключению финансово-экономической судебной экспертизы» № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013.

Вместе с тем согласно п. 1 ст. 75 УПК РФ «…Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса…».

Данное заключению финансово-экономической судебной экспертизы получено с нарушением требований УПК РФ, что подтверждается следующим.

Следователь 2 – го отдела СУ СК РФ по Краснодарскому краю Параскевов Н.Н., приняв к производству настоящее уголовное дело (№ 13900615), 24.09.2013 вынес постановление о назначении бухгалтерской экспертизы, с которым 26.09.2013 ознакомил Игнатенко П.Н. и его защитника Дубина Е.А.

Данное обстоятельство подтверждается копией постановления о назначении бухгалтерской экспертизы, переданной Параскевовым Н.Н. Игнатенко П.Н. и его защитнику Дубину Е.А. (Приложение 1, 2).

Однако, выполняя требования п. 3 ст. 195 УПК РФ, в силу которых при назначении судебной экспертизы следователь обязан разъяснить обвиняемому права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, после чего составить протокол об ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы, Параскевов Н.Н. предоставил Игнатенко П.Н. и Дубину Е.А. для подписания протокол об ознакомлении с постановлением о назначении финансово – экономической экспертизы, внушив им, что это – простая формальность.

Выполнив, таким образом, возложенную на него процессуальным законом формальность, необходимую для назначения и проведение экспертизы, Параскевов Н.Н. после этого переименовал постановление о «назначении бухгалтерской экспертизы» на постановление о «назначении финансово-экономической экспертизы», которое с материалами дела направил в ГУ «Краснодарская лаборатория судебной экспертизы» МЮ РФ.

Таким образом, с помощью указанных манипуляций Параскевов Н.Н. добыл в материалы дела процессуальный документ (протокол об ознакомлении с постановлением финансово – экономической экспертизы от 26.06.2013), подтверждающий соблюдение следователем требований ст. 195 УПК РФ, которые обязывали его разъяснить Игнатенко П.Н. и Дубину Е.А. права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, а именно:

1) знакомиться с постановлением о назначении судебной финансово–экономической экспертизы;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной финансово–экономической экспертизы в другом экспертном учреждении;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной финансово–экономической экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной финансово–экономической экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной финансово–экономической экспертизы, давать объяснения эксперту.

Вместе с тем наличие этого протокола предоставило Параскевову Н.Н. формальное право назначить финансово–экономическую экспертизу и использовать полученное заключение в качестве финансово – экономической экспертизы, что следует из обвинительного заключения и обжалуемого приговора, в котором суд первой инстанции указал: «…довод Игнатенко П.Н. о том, что ущерб, причиненный ОАО «Каневсксахар», документально не подтвержден, суд считает несостоятельным, поскольку согласно заключению финансово-экономической судебной экспертизы № 3215/13-1/18.1 от 8.11.2013 г., денежные средства от «АгроИндустрия» по договору №337/431 от 12.11.2012 года купли-продажи сахара за период с 12.11.2012 года по 01.07.2013 года на счет ОАО «Каневсксахар» №40702810730340100150 в отделение № 8619 ОАО «Сбербанка России» не поступили…».

Следовательно, заключение эксперта № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013, используемое в настоящем деле в качестве финансово-экономической экспертизы, получено следователем Параскевовым Н.Н. с нарушением требований ст. 195 УПК РФ, поскольку изменение предмета будущего экспертного исследования в тайне от стороны защиты нарушило права Игнатенко П.Н. и его защитник, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

На основании изложенного следует вывод от том, что данное заключение эксперта является в силу п. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимым доказательством.

В соответствии с п. 2 ст. 88 УПК РФ «…В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым…».

Н а основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 119, 120 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Признать заключение эксперта Кулишовой А.А. № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013 недопустимым доказательством, как полученное с нарушением прав Игнатенко П.Н. на защиту, предусмотренных ст.ст. 195, 198 УПК РФ.

Приложение (в копиях):

  1. Постановление следователя Параскевова Н.Н. о назначении бухгалтерской экспертизы от 24.09.2013.
  2. Объяснение Игнатенко П.Н. адвокату Ерченко Л.В.